Skip to content

Лучшие известия из биографии Ибн Теймии. Продолжение

Апрель 18, 2009

Его альтруизм[1], простота и скромность

303745785_c143ce3a92_bНесмотря на его крайнюю отрешенность и отстранение от всего мирского и обладание лишь малой долей от этого, он, да будет доволен им Аллах, никогда не пренебрегал даже самой малой вещью, и использовал все возможности, чтоб пожертвовать этим в пользу других.

Он постоянно раздавал милостыню, доходило даже до того, что если у него нечего было отдать, он снимал с себя часть одежды и отдавал её бедняку. Иногда он брал одну или две булки хлеба, из итак скудной части своей провизии и прятал их в рукавах, а когда мы приходили к нему чтоб послушать хадис, то замечали, как он пытался незаметно для нас дать их беднякам. Если бедняк приходил к нему и стоял с ним какое-то время, то он усаживал его и давал ему большую часть своей пищи, проявляя высочайшую степень альтруизма.

Праведный Шейх Зайну-дин Али аль-Васати[2], который находился с Шейхом продолжительное время, рассказал мне: «Обычно мы получали пищу в начале дня, и она состояла из куска хлеба, которая весила около половины иракского ратля[3].  Так, он отламывал кусочек своей рукой, и мы ели его вместе. Он отнимал руку от хлеба до того, как это делал я, и не брал оставшуюся часть, пока я не наедался. Мне хватало этой пищи до самого вечера, и я понимал, что это было из-за «бараката» Шейха. Затем мы оставались до последней ночной молитвы. Шейх завершал все свои дневные занятия, помогая людям, и затем мы ужинали. Он ел несколько кусочков со мной, и оставлял мне закончить оставшееся. Я просил его кушать больше, но он отказывался, что огорчало меня и заставляло переживать за то, что он так мало кушал.

Таковым было мое пребывание рядом с Шейхом. Я никогда не чувствовал себя более довольным и удовлетворенным, чем в те времена, и никогда я не был более отрешенным от мирского, чем в те времена».

Многие другие люди описывали его заботу о бедных и нуждающихся, за которую он прославился, равно как и его помощь, нуждающимся ученым и чтецам Корана. В действительности, он протягивал руку помощи каждому, кому способен был оказать хоть какое-либо добро, словом, делом, ходатайством…

И я никогда не слышал, что кто-либо был более скромным и простым, чем он. Он был скромен и прост в отношениях со стариками и молодыми, с уважаемыми и униженными, с набожными богачами и бедняками. Он почитал сближаться с набожными бедняками и обращался с ними уважительно, просто, говорил им приятные слова, которые другие используют при общении с богачами. Он даже прислуживал им сам, носил их вещи, чтоб приблизиться, таким образом, к своему Высочайшему Господу.

Люди, которые приходили задавать ему вопросы, никогда не видели его уставшим. Напротив, он встречал людей приветливым лицом и оставался с ними до тех пор, пока человек сам не решал уйти. И так он обращался и со стариком и молодым, мужчиной и женщиной, свободным человеком или рабом, ученым или мирянином, жителем города или бедуином.

Он не ставил их в неловкое положение, не смущал и не торопил их. Напротив, он с мягкостью и простотой отвечал на их вопросы, объяснял до тех пор, пока они не понимали ответ, что является правильным, а что нет.

Шейх проявлял простоту и скромность, и не важно находились люди рядом или отсутствовали, стояли они или сидели, шел ли он по улице, или присутствовал на собрании.

Он также был чрезмерно великодушен и скромен передо мной, когда я находился у него, что даже не обращался ко мне по имени. Вместо этого он давал мне самые лучшие прозвища. Особенно он был великодушен и с уважением относился ко мне перед моими товарищами. Он всегда, на любых своих собраниях усаживал меня рядом с собой, оказывая мне почет и уважение.

Он всегда находился рядом со мной, когда я читал Сахих аль-Бухари, несмотря на тот факт, что я намеревался прочитать его наедине. Я считал, что не достоин, читать перед людьми, и также я хотел с большей выгодой использовать свободное время, т.к. боялся что учитель, который читал его со мной, должен будет уехать, поскольку он был одним из нескольких передатчиков Сахиха аль-Бухари, который слышал его от товарищей Абу аль-Уакта ас-Саджзи[4].

И потом, когда Шейх узнал об этом, он попросил меня читать это перед большой группой людей — мужчин женщин и детей, а после сказал: «Это следует делать только так, чтоб все мусульмане получали выгоду», и он проводил все свое время со мной, так, что я достиг желаемого и даже более всего лишь за двадцать занятий с ним.

Мы встречались каждый день, кроме Пятницы, и он был со мной на каждом занятии, держа при этом в руках свою копию, которая была сделана с оригинала рукописи Хафиза ибн Насира, и использовал, чтоб проверять меня, поскольку копия Шейха была более верной.

Его прекрасные манеры были следствием его крайней скромности. Когда мы выходили из дома чтоб читать, он сам нес книги и никому не позволял нести их, я извинялся перед ним за это из страха казаться человеком с плохими манерами. А он говорил: «Ничего страшного я понесу. Понесу, даже если мне придется их нести на своей голове. Ведь я же в ней ношу слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!?».

Когда я читал хадисы перед аудиторией, он сидел на полу, рядом с креслом и избегал мест в центре собрания. Из-за этого я чувствовал крайний стыд, сидя с ним, и был поражен его простотой и скромностью, а так же тем, как сильно он почитал меня перед всеми, в такой манере, какой я не заслуживал. И не было никаких причин, чтоб он вел себя подобным образом, кроме того, что я читал слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, которые он считал священными и достойными величайшего почета из чьих уст бы они не выходили.

Эта степень скромности и щедрости было его естественным состоянием, и он вел себя подобным образом с любым, кто общался и находился рядом с ним. Каждый, кто встречался с ним, описывал его крайнюю степень скромности и простоты, также как это описал я и даже больше.

Преславен Тот, кто даровал ему это, и пусть Он наградит Шейха за все добро, что он сделал.


[1] Нравственный принцип, предписывающий бескорыстные действия, направленные на благо и удовлетворение интересов другого человека (других людей). Как правило, используется для обозначения способности приносить свою выгоду в жертву ради общего блага. Термин альтруизм введён в противоположность эгоизму.

[2] Шейх Зайну-дин Али ибн аль-Хасан ибн Ахмад аль-Васати аш-Шафии. Родился 654 году, был известен своим аскетизмом, совершил Хадж 60 раз, неоднократно посещал Дамаск, после чего отправлялся в Хадж.

[3] Ратль — это мера веса, равная примерно одному фунту.

[4] Он был Абу аль-Уакт ‘Абд аль-Аууаль бин ‘Иса бин Шу’айб ас-Саджзи ас-Суфи. Его иснад передачи Сахиха аль-Бухари был наивысшим в его время. Умер он в Багдаде в 552 г.х. См. «Щазарат аз-захаб»  (4/166).

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: